Выживший внук Хана стал последней надеждой следователей

Август 2nd, 2018

Восьмилетний мальчик, ставший свидетелем массового убийства в Ставрополе, взят под государственную защиту. Его местонахождение держится в строжайшем секрете. Известно, что внук погибшего Владимира Слизаева – это единственный человек, который видел, как убийцы расправлялись со всеми, кто находился в доме. Насколько полезны могут оказаться для следствия показания ребенка, выяснял корреспондент “Вестей ФМ” Ярослав Лукашев.

При расследовании массового убийства в доме ставропольского криминального авторитета Хана традиционные источники информации оказались практически бесполезными. Опрос жителей окружающих домов и работников магазина, находящегося через дорогу от ворот Владимир Слизаева, сколь-нибудь полезных сведений информации следователям не дал. На основе полученных данных дважды выдавались ориентировки на задержание машин – сначала BMW, а затем Hyundai, Subaru и “ГАЗель”, но в обоих случаях след оказался ложным. Не более полезной оказалась и обширная система видеонаблюдения, установленная на доме и по периметру двора дома Слизаева. Убийцы разбили компьютер, на котором хранились видеозаписи, и изъяли жесткий диск со всей информацией.

Главной надеждой следователей стал восьмилетний внук погибшего Владимир Слизаева. Когда в гараже началась бойня, ребенок смог спрятаться от убийц в саду и из своего укрытия видел, как преступники расправлялись с его близкими. В первые дни мальчик был в шоковом состоянии и с ним непрерывно находились психологи. Сейчас, когда ребенок немного успокоился – также под наблюдением психологов, с ним начинают работать следователи. Показания восьмилетнего свидетеля могут стать весомой “зацепкой” в расследовании дела, уверена эксперт по судебной психиатрии Валентина Лепихова.

“8 лет – это уже достаточно взрослый ребенок. Почему это имеет значение? Может ли он воспринимать это правильно? Воспринял – значит, понял, что увидел. Во-вторых, сохранит всё в памяти”, – говорит Лепихова.

Физиологически внук погибшего Владимира Слизаева вполне в состоянии помочь в расследовании массового убийства. Однако физиологией проблемы при работе с детьми-свидетелями не ограничиваются никогда. Из-за шока, который пришлось пережить мальчику, события той страшной ночи могут быть попросту стерты из его памяти, рассказала эксперт-психиатр Валентина Лепихова.

“Всегда имеет значение сила воздействия. В психологии есть, с одной стороны, закон – лучше всего запоминается то, что произвело наибольшее психологическое впечатление. Но, с другой стороны, есть еще так называемые психологические защиты. То есть, если личность ребенка не способна справиться с фрустратором, раздражителем – он слишком для него травматичен, то наступает вытеснение либо изоляция этого фактора. То есть он реально не помнит этого. Хотя это было воспринято”, – поясняет эксперт.

Обойти бессознательные барьеры, которые психика ребенка может установить вокруг травмирующих воспоминаний, чрезвычайно сложно. Выдвинутые журналистами версии о том, что показания ребенка будут заключаться в рисунках, изображающих событий страшной ночи, и уж тем более, что допрашивать его будут под гипнозом, специалисты всерьез рассматривать не склонны. На рисунках, скорее всего, будут изображены вымышленные чудовища, а практика гипнотических допросов больше относится к киноиндустрии, чем к реальным расследованиям. На самом деле с чудом спасшимся восьмилетним мальчиком предстоит кропотливая работа, по тонкости с которой может сравниться разве что нейрохирургия. И только от профессионального уровня работающих с ребенком специалистов будет зависеть – поможет ребенок найти тех, кто убил его родных и близких.


Календарь

Март 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Последние записи