Социология после выборов: победил ли Лукашенко?

Июль 6th, 2018

Социологические данные проведённого после выборов опроса НИСЭПИ вызывают множество споров: победил Александр Лукашенко на выборах или нет?

Поэт Владимир Маяковский ни социологией, ни политологией не занимался. Но его знаменитое «Сделайте нам красиво. В Большом театре нам постоянно делают красиво» я на днях вспомнил, читая комментарии к размещенной на сайте «Наше мнение» информации о последнем исследовании НИСЭПИ, посвящённом выборам. Один из комментаторов отмечает: «…По динамике – однозначная победа (тех, кто выступает против Лукашенко – прим. ред.). А сами цифры – результат репрессий. Так что, действительно, НИСЭПИ делает странноватые выводы, про “поддержку”. Нет у него поддержки, о чем и свидетельствуют результаты опроса, проведенного в таких условиях».

Именно о такой психологии людей, не желающих видеть очевидное, говорил в одной из своих лекций знаменитый социолог Юрий Левада: «…Людям, если мы под людьми имеем в виду статистическое большинство, на самом деле очень немного надо. Их легко развлечь, увлечь и не то, чтобы легко “надуть”, они, скорее, сами просят: “Надуйте нас, пожалуйста”. “Нарисуйте нам хорошую картинку, и мы обрадуемся”. Ну а поскольку у нас “рисующие” сейчас люди активные, достаточно сообразительные, то эту картинку нам всем и стали рисовать, более того, мы сами в этом рисовании, хотим или не хотим этого, участвуем. Каждый раз, когда я говорю “они”, “люди”, я не могу исключать себя, мы же не в зоопарке живем. Живем на той же улице, в той же, грубо говоря, общей коммуналке, что и все, только что пытаемся это оценивать и над этим размышлять».

Какую социологическую картину выборов желают видеть «большинство» и «меньшинство» в Беларуси?

Беларусское общество расколото на «большинство» и «меньшинство», и это с недавних пор перестало быть секретом даже для четырежды «всенародно избранного». Естественно, у каждой части беларусского общества свое представление о «хорошей картинке». «Большинство» верит в правильность курса, которым страна уже семнадцатый год движется к «европейскому уровню жизни».

«Большинство» верит в справедливый подсчет голосов на выборах, в радикальное улучшение условий жизни сельчан за счет строительства агрогородков и еще в огромное количество не менее занимательных вещей, регулярно демонстрируемых по беларусскому телевидению.

Что касается «меньшинства», то оно верит в то, что оно «меньшинством» не является.

Стоит только какому-либо заезжему гастролеру от социологии объявить беларусское «меньшинство» «большинством», как это заявление тут же объявляется истинным в конечной инстанции и, с соответствующими комментариями, мгновенно тиражируется в независимых СМИ. Дело дошло до придания сакрального статуса интернет-опросам, на том, мол, основании, что при их проведении исключен фактор страха.

Социологические опросы и фактор страха

Фактор страха – это своеобразное плацебо «меньшинства». Его сила – в универсальности. Не утруждая себя размышлениями, «меньшинство» объясняет фактором страха любой не устраивающий его результат опросов. Логика тут простая: в условиях последней европейской диктатуры респонденты боятся высказывать свои истинные политические предпочтения.

Со словом «любой» я, пожалуй, погорячился. «Меньшинство» интересуется исключительно рейтингами. Остальные 70-80 вопросов (а ведь примерно столько включает стандартная анкета) «меньшинству» не интересны. Никакой полезной информации из остальных вопросов оно извлечь не в состоянии, несмотря на комментарии специалистов НИСЭПИ.

И дело тут не в уровне интеллекта, дело в нежелании признавать сложность реальной «картинки», и это нежелание во многом формирует… фактор страха. Это страх «меньшинства» признать себя меньшинством.

Вопросы «в лоб» часто искажают целостную картину

На самом деле любой представитель беларусского «меньшинства» способен вычленить вклад страха в формирования ответов на рейтинговые вопросы. Это не сложнее, чем разгадать кроссворд в газете «Друг пенсионера». Любая анкета кроме рейтинговых вопросов, что называется, «в лоб» (вроде «Доверяете ли Вы президенту Пупкину?»), содержит большое количество на первый взгляд нейтральных вопросов. Соединив их вместе, можно без особого труда поймать нечистоплотных на руку социологов. Только вот почти за 20 лет независимых исследований ни один из обличителей совершить переход от слов к делу так и не смог.

Обратимся к социологическим данным:

Таблица 1. За кого Вы голосовали на президентских выборах? (%)

Вариант ответа 1994 2001 2006 2010 А. Лукашенко 34.7* 48.2 58.2 51.1 Демократы 26.4 21.0 23.5 27.7 За других кандидатов 18.9 2.9 2.0 0.6 Нет ответа/Не хочу отвечать 1.6 8.6 5.2 3.8 Против всех 4.4 7.1 3.2 5.1 Не голосовали 14.0 12.1 8.0 11.6

* Данные первого тура

Таблица 2. Стал ли президентом тот кандидат, за которого Вы проголосовали?

Вариант ответа 10’01 04’06 12’10 Да 50.4 61.4 49.6 Нет 35.4 30.5 32.8 НО 14.2 8.1 17.6

Согласитесь, второй вопрос не столь прямолинеен, но принципиальной картины он не меняет. Пресловутый страх, наличие которого полностью я не отрицаю, прячется в графе «Нет ответа/Не хочу отвечать» (табл. 1), но при помощи кросс-таблиц не составляет особого труда выяснить политические предпочтения «отказников».

Анализ результатов голосования в 2006 г. показал, что примерно 40% тех, кто не захотел отвечать на вопрос о том, за кого они голосовали на выборах президента, составляют сторонники А.Лукашенко, а свыше трети – сторонники альтернативных кандидатов (оставшиеся 25%, скорее всего, голосовали против всех).

При этом необходимо помнить, что погрешность при выборке 1500 человек составляет 3%.

Предлагаю обратить внимание на результаты первого тура 1994 г. (первая колонка табл. 1). Фактор страха по всеобщему признанию тогда был минимальным, и результат, что называется, налицо. Но я бы не рекомендовал торопиться с таким выводом. На одной электоральной площадке с Лукашенко в тот год находился и премьер Кебич, и коммунист Новиков, и крепкий хозяйственник Дубко (графа «За других кандидатов»). Сложив их результаты вместе, мы получим 53,5%. Согласитесь, трудно подыскать более убедительную иллюстрацию стабильности беларусского электората!

Эффект завышенных ожиданий сработал и на выборах 2010 года

В очередной раз поклонникам фактора страха приходится повторить, что рейтинговые вопросы – это вопросы, характеризующие состояние общества, и их нельзя отрывать от остальных вопросов. Ни один из них не давал в 2010 г. повода для оппозиционного оптимизма. В течение года все социальные индексы медленно, но неуклонно возрастали, откликаясь тем самым на предвыборные социальные выплаты. Их итоговые значения оказались между значениями 2001 и 2006 гг. Такими оказались и результаты голосования.

Электоральная поддержка Лукашенко определяется его способностью обеспечивать рост материального благосостояния населения, который достигается тремя способами: за счет повышения эффективности экономики, за счет внешних кредитов и за счет дотаций. Последние, в отличие от кредитов, возврату не подлежат.

Выборы 2006 г. пришлись на пик российских дотаций, отсюда и результат. Четвертый президентский срок оплатили внешние кредиторы. Свой весомый вклад в сохранение диктатуры в центре Европы внес Международный валютный фонд. Чуда не произошло, картинки, порожденные завышенными ожиданиями, в очередной раз разбились «о быт».

Если согласиться с уже процитированным выше Маяковским, с любовными лодками подобное случается регулярно. Но не только поэтом-трибуном богата русскоязычная поэзия, и потому я закончу бессмертными строками Пушкина: «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад».


Календарь

Март 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Последние записи