История о пяти исчезнувших в Москве уроженцах Кавказа

Июль 24th, 2018

ПЦ “Мемориал”: история о пяти исчезнувших в Москве уроженцах Кавказа превращается в историю о семи задержанных

Судьба пропавших в Москве в конце сентября пятерых уроженцев Кавказа, родственники которых предполагают, что их задержали силовики и держат их в одном из московских изоляторов, до сих пор неизвестна. Правозащитники, которые подключились к поиску, выяснили, что делом троих пропавших занимается военное следственное управление, а все действия по делу двоих приостановлены. Кроме того, история о пяти исчезнувших развивается и превращается в историю о семи задержанных.

Напомним, Зелимхан Чибиев и Магомед Исрапилов, а также их друзья Джамал Магомедов, Акил Абдуллаев и Довар Асадов исчезли в ночь с 24 на 25 сентября, когда возвращались с пятничной молитвы.

Зелимхан Чибиев приехал в Москву на заработки 14 августа из города Тырныауз (Кабардино-Балкария). Магомед Исрапилов является жителем Дагестана. Его жена постоянно проживает в Балашихе, у них двое малолетних детей. Джамал Магомедов и Акил Абдуллаев тоже приехали в Москву с Северного Кавказа.

3 ноября жены и матери похищенных пришли на приём в Комитет “Гражданское содействие” к Светлане Ганнушкиной. Было принято решение оказать родственникам пропавших адвокатскую помощь. Для этого были приглашены два адвоката, Эмиль Таубулатов и Гульнара Бободжанова, и организована их встреча с заявителями, сообщает Правозащитный центр “Мемориал”.

В процессе обсуждения обстоятельств дела были выявлены некоторые дополнительные детали. Выяснилось, что днем 24 сентября восемь знакомых между собой молодых мужчин отправились на машинах из Московской области в мечеть на Большой Татарской улице.

В одной из машин находились Зелимхан Чибиев, Джамал Магомедов и Акил Абдуллаев, который ехал на машине своего брата с тамбовскими номерами. Все они должны были вернуться в Долгопрудный, где жили Анета Суншева и Зелимхан Чибиев, ее муж. Жена Магомедова Ольга Скрябина и Раиса, сестра Абдуллаева, ждали их у Анеты. Около 21:00 Джамал Магомедов позвонил жене и просил её быть готовой к отъезду через 10 минут.

На второй машине ехали Магомед Исрапилов, Александр Хаидов, Анзор Гасанов и двое граждан Таджикистана – Довар Асадов и Хасан Наккаш. Машина принадлежала Асадову. Анзора Гасанова успели в 2 часа ночи довезти до дома в Ховрино. Через 15 минут Анзор начал звонить друзьям, чтобы узнать, как они доехали, но их телефоны уже были отключены.

29 октября Анзор Гасанов был задержан по подозрению в разбойном нападении, при задержании он был ранен и доставлен в больницу под конвоем. Сейчас Анзор находится в московском СИЗО №4.

О двух таджикских гражданах 15 ноября рассказала Наиля Махмудовна Казакова, мать Довара Асадова, приехавшая из Душанбе на поиски сына и зятя. Она сообщила, что Довар 5 лет учился в вузе в Москве, после окончания института работает в Москве, состоит в гражданском браке с гражданкой РФ и имеет пятимесячную дочь. Довар с женой хотели уехать в Душанбе и там сыграть свадьбу.

Хасан Наккаш – зять Наили Казаковой – врач. Он приехал в Москву в сентябре, чтобы найти место для повышения квалификации и искал возможность поступить в интернатуру. Хасан нашёл такую возможность и уже собирался вернуться домой.

По словам Наили Казаковой, её сын стал ходить в мечеть только в Москве, а зять совсем не был религиозен. 24 сентября Наиля и её муж разговаривали с сыном по телефону, но с 25 сентября его номер уже не отвечал.

Наиля Махмудовна обратилась в Посольство Таджикистана, после чего МИД Таджикистана обратился в МИД России с запросами, на которые 17 ноября были получены ответы о возбуждении в отношении Довара Асадов и Хасана Наккаша розыскных дел, находящихся в производстве УВД САО г. Москвы. 18 ноября было возбуждено уголовное дело по части 2 пункту ж статьи 126 (похищение нескольких человек) УК РФ. 29 ноября три заявительницы: жена Исрапилова Ксения Нажмутдинова, мать Хаидова – Алена Строгонова и Наиля Казакова – были допрошены в рамках этого дела как свидетели.

С начала декабря следователь отказывается принимать заявления о признании женщин потерпевшими, обосновывая это тем, что дело передается в Коптевскую прокуратуру по месту происшествия. Однако дело там не получено, и, как выяснила адвокат Бободжанова, которая добивается признания потерпевшими жён и матерей пропавших, не было никуда направлено. Таким образом, все действия по делу приостановлены.

Отметим, что сначала дело находилось в производстве Головинской прокуратуры Москвы, поскольку связь с пропавшими прервалась около 2:00 25 сентября, и в это время они находились ещё в Москве. Следователь Дарья Портман, которой было поручено вести дело, поначалу энергично взялась за него. Однако через некоторое время она заявила Наиле Казаковой, что той “хорошо известно, где находятся её сын и зять”. По её предположению, они проходят обучение в лагерях террористов, а родственники поднимают шум для отвода глаз.

По пропавшим, ехавшим в первой машине, дело развивается так же медленно, но иным образом, отмечают правозащитники. Анете Суншевой и Ольге Скрябиной во время первого посещения прокуратуры Долгопрудного оперуполномоченный Максим Рассказов сообщил о том, как задерживали их мужей. Однако в дальнейшем им разъяснили, что он перепутал их с другими задержанными.

Адвокату Эмилю Таубулатову в прокуратуре Долгопрудного заявили, что материалы проверки в отношении трёх задержанных переданы в военную прокуратуру.

После долгих поисков адвокату удалось выяснить, что материалы переданы в Следственный отдел Солнечногорского района военного следственного управления (ВСУ) Московского военного округа СКП РФ, где адвокату предложили приехать, чтобы подать официальное заявление по делу и получить письменный ответ.

Председатель Совета ПЦ “Мемориал” Олег Орлов направил запросы в Генеральную прокуратуру РФ и следственный Комитет при Прокуратуре РФ, обращения – Уполномоченному по правам человека в РФ и Уполномоченному по правам человека в Москве относительно пропавших. На сегодняшний день были получены только промежуточные ответы о поручении провести проверку.

Как сообщал ранее “Кавказский узел”, в прошлом году, в ночь на 28 декабря, в Санкт-Петербурге пропали без вести родственники Фатимы Джаниевой – вдовы погибшего ингушского правозащитника Макшарипа Аушева. Силовые структуры с расследованием этого дела не торопились и потерпевшие и их близкие провели собственное расследование. Найденные свидетели сообщили им, что пропажа людей была похищением, похожим на действия силовых структур.


Календарь

Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Последние записи