За рубежом русских туристок считают проститутками

Декабрь 31st, 2017

К сожалению, это часть нашего имиджа: в арабских странах каждая русская блондинка становится объектом интереса полиции. Щипок в спину был чувствительным. Очень. Я оглянулась – женщины буравили меня взглядом, как будто коллективно вынесли приговор, хотя мы стояли в одной и той же очереди. В тюрьму.

Что с того, что трех россиянок, обвиненных в проституции, две недели назад оправдали в каирском суде? Это только в кино громогласно объявляют: «Освободить немедленно!» – и театрально снимают наручники.

В Египте все иначе: оправданных под любым предлогом удерживают в тюрьме, чтобы дать полиции возможность подать апелляцию. Поэтому мы с Егором Махиным, женихом одной из наших сиделиц, с утра пораньше отправляемся на свидание. Сначала толчемся в пробках вместе с грустными осликами и покоцанными советскими «Жигулями», потом долго едем по пыльным пригородам, пока не утыкаемся в башни с автоматчиками. Это и есть тюрьма «Эль Канатер», у которой выстроились две людские очереди с огромными баулами. Лезем вперед по праву иностранцев, и тут я вздрагиваю, потому что местные женщины весьма убедительно щиплют мне спину – за то, что я по неведению встала в мужскую очередь, а не в женскую… Вот так. Три подряд обыска, сравнимых с медицинским массажем, кажутся спасением, а зря: нет такой помады, в которой бы не поковырялись пальцами охранники.

«Сорри», – извиняются они, запихивая в сумку комок из денег и кредиток. Еще около часа ждем в здании, похожем на вокзал, когда нас выкрикнут и выдадут рваный кусок розового картона – это пропуск на зону. «За что сидят?» – грозно спрашивает тетка, заполняющая бумажки. Как прикажете изобразить проституцию? Егор начинает судорожно снимать футболку, я пытаюсь изобразить танец живота.

«Странные эти русские», – наверняка думают, глядя на нас, египтяне. И это – самое лучшее, что они о нас думают… Наконец приезжает трактор с тележками, в которые родственники загружают свои баулы с едой, и мы попадаем в зал свиданий, куда приводят заключенных в длинных рубахах – женщин в белых, мужчин в синих. – Купите нам сигарет, а то нас на кровать не пускают! – умоляюще просят Наталья Руденко и Татьяна Тречекас. Киоск, продающий главную тюремную валюту – курево, – находится тут же. Наблюдаю краем глаза, как плачут, вцепившись друг в друга, Егор и Наталья. История, которая привела нас сюда, имеет красивое начало и безобразный конец, который никак нельзя назвать счастливым.

БАССЕЙН С ВИДОМ НА ПРОБКИ

Напомню вам фабулу: три петербурженки – Наталья Руденко, Татьяна Тречекас и Юлия Балакина – прилетели в Каир в разное время в начале августа. Звучит подозрительно, да? Мне тоже поначалу так казалось. Что можно делать в 40-градусную жару в душном и пыльном мегаполисе, который населяют 22 миллиона человек?

Отдыхать, как ни странно! Изучать историю красивого города, вписанного в пустыню Сахара по обеим сторонам реки Нил, – с небоскребами, как в Шанхае, мостами, как в Питере, и архитектурными изюминками, как в Париже. В арабском мире его, кстати, так и называют – Париж на Ниле. Можно ли получить удовольствие от плескания в гостиничном бассейне, если рядом гудит автострада? Да запросто! Удовольствие именно в этом и состоит.

Поселились наши девушки, не сговариваясь, в отеле «Фейрмонт Хелиополис», а познакомились в полицейском участке, куда их загребли во время рейда 18 августа. По несчастью, все три оказались природными блондинками, что в Египте само по себе кажется преступным. Профессии задержанных вообще звучали как анекдот: учительница музыки, детский психолог и студентка института культуры… Если бы этот анекдот уже не стоил им месяца жизни в египетской тюрьме, над ним можно было бы смеяться и дальше. С точки зрения египетской полиции нравов, расценивающей проституцию как попытки международных организаций, за спиной которых стоит Израиль, морально разложить египетское общество – выбирать отель, в котором обычно встречаются лидеры Палестинской автономии, – уже подозрительно… Да, но кто знал, что именно этот отель напичкан спецслужбами? И кто сказал, что эти три петербурженки занимались проституцией?

ПИТЕР КАК УЛИКА

Скажу сразу – у 19-летней Юлии Балакиной самая туманная история. Родителям она сказала, что на отдых отправляется с другом. На деле поехала одна. На полтора месяца. И это была ее первая поездка за границу. Летом Юля окончила техникум, получила диплом юриста. Собиралась поступать в институт культуры. Параллельно подрабатывала по ночам – родителям говорила, что устроилась в кафе администратором. «Ума не приложу, зачем нужен администратор в такое время?» – размышляет вслух ее мама. Пусть на все вопросы Юля ответит сама, когда вернется. Что с остальными? «Минусом» всех трех, конечно, служит санкт-петербургская регистрация – несколько предыдущих осужденных за проституцию тоже прибыли из Санкт-Петербурга, что дало египетской полиции повод подозревать существование некоего спецканала.

Наталью Руденко пригласила в Каир Татьяна Тречекас, поманив бесплатным отелем. Та согласилась – ее молодой человек (Егор), с которым она позже собиралась поехать к своим родителям в Ессентуки, был занят по работе и не возражал. До этого Егор и Наталья много путешествовали и вместе были в Италии, Таиланде, Финляндии – думать о том, что Каир вдруг внезапно свернет ей рассудок и заставит стать жрицей любви, было совершенно нелепо. Как и то, что, пробыв в счастливом гражданском браке почти три года, она вдруг станет рекламировать себя на эротическом сайте. Но обвинение звучит именно так: задержаны за распространение в Интернете объявлений интимного характера. В газетах писали, что наши дамы будто бы ходили по холлу отеля в купальниках. Неправда. «У нас к этим леди никаких претензий нет. Это была чисто полицейская операция», – дружно подтвердил мне обслуживающий персонал. Задержали их, кстати, не в баре, а в гостиничном номере. Полицейские числом десять штук. Но в какую игру им надо было вступить, чтобы лишить сна целый департамент полиции нравов?

ЧЬЯ НИЩЕТА БОГАЧЕ?

Тридцать лет назад Каир был совершенно другим. Так говорят те, кто приезжал сюда в конце 70-х и видел, как арабские девушки в мини-юбках, ничего не страшась, покупали на улицах пиво и плясали на дискотеках. Эти сказки нынешние египетские бабушки будут рассказывать своим внучкам, потому что теперь увидеть в Каире девушку без платка – все равно что поймать удачу. Гораздо чаще можно упереться взглядом в черные тени хиджабов с узкой щелью для глаз. Ощущение, что самый европейский из всех арабских городов – Каир, в котором работают кино и театры (потому сюда перед Рамаданом и съезжаются развлекаться богатые арабы из стран Персидского залива), кто-то методично закрашивает черной краской. По какой причине это произошло?

Cоветник посольства Михаил Ананьин: Египет для туристов безопасен.

Всю новейшую историю Египта пересказывать нет смысла, но если коротко, она выглядит так: третий президент страны, Садат, для борьбы с последователями второго президента, Насера, выпустил из бутылки джинна под названием «исламизация», а обратно затолкнуть не сумел и спустя 10 лет сам стал жертвой исламистов. В результате ухудшившихся отношений с СССР советский денежный ручеек иссяк, вместо него закапал саудовский. И исламизация пошла полным ходом. То, за что прогрессивные египтяне боролись в середине XX века – снять с женщины паранджу, – в начале XXI оказалось неактуальным.

Касаются ли новые порядки конкретно наших туристов? И да, и нет. То, что европеец в Египте может чувствовать себя в полной безопасности, – это факт, проверено на себе: ходила и ночью, и одна – ноль внимания. То, что наши туристы не имеют представления об исламском дресс-коде, – это тоже факт. В советские времена, рассказывают, счастливчиков, которых отправляли за границу, к поездкам тщательно готовили, объясняя, что можно, а чего нельзя. Свободная жизнь принесла с собой свободу от знаний – иначе бы туристы, приезжающие на один день из Шарм-эль-Шейха и Хургады посмотреть на пирамиды, не надевали бы пляжные шортики и открытые маечки. У туристических объектов на это безобразие смотрят равнодушно, а вот в отдаленных и бедных районах могут и побить. Но среднестатистический турист, как правило, туда не попадает. В основном же египтяне относятся к чужакам крайне дружелюбно. Проезжающие мимо машины сигналят, конечно, но не потому, что видят людей, не похожих на себя, – просто заработать хотят, вот и все.

В стране 27 процентов безработных!!! Когда пойманные на месте преступления проститутки начинают жаловаться на тяжелую российскую жизнь, в Египте считают это издевательством. Сравнивать, чья нищета богаче, конечно, смешно, но нигде в России вы все-таки не увидите людей, которые за неимением жилья осваивали бы кладбищенские склепы. И не найдете целые районы мусорщиков, которые считают за счастье приватизировать городской хлам, вываливая его под своими окнами в надежде выкопать то, что можно доносить или съесть. И среди наших мойщиков автомобильных стекол нет людей с университетским образованием, а там такие есть. Радикализацию египтян по отношению к европейскому миру аналитики отмечают в последние два года, а объясняют ухудшением экономического положения. Египтяне понимают, что жить так, как показывают в западном кино, никогда не будут ни сами они, ни их дети, и убегают из страны целыми деревнями. Оставшиеся вымещают зло на тех, кто приезжает сюда тратить деньги. Но даже несмотря на это, иностранцев египтяне не обижают. А
полицейские при всем презрении к проституткам, мне рассказывали, даже покупают им еду.

Этот коктейль из противоречивых чувств и правил и есть настоящий Египет. А не тот, который за него выдают: с курортными жиголо, приставучими торговцами и вульгарной простотой нравов. Заезженный штамп о стране контрастов к Египту, пожалуй, подходит больше всех прочих.

МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ КАРЛОС

Егор Махин, молодой человек 27 лет от роду, до сих пор так и не понял, как ему относиться к Египту? Допустим, плохо – ведь это египетская полиция безосновательно арестовала и засунула в тюрьму его любимую девушку Наташу, которую он вот-вот собирался пригласить в загс.

Допустим, хорошо – ведь это именно египтянин Карлос изо всех сил помогал ему Наташу из тюрьмы вытащить. Вообще-то его зовут Кироллос, но в Москве, где он 7 месяцев учил русский язык, его переименовали в Карлоса. «Как?!» – изумился тот, когда Егор, с которым они случайно познакомились в самолете, рассказал ему о своей беде. «Твою невесту посадили в тюрьму? Поехали!» – и решительно направился к такси, чтобы брать на абордаж полицейский участок. И две недели бесплатно работал переводчиком, охранником и экскурсоводом. А когда суд наконец вынес оправдательный вердикт, помахал Егору на прощание рукой, как Маленький Принц, который выполнил свою миссию, и уехал в город Асуан, где русских не видели со времен построения знаменитой плотины. Но чудеса продолжали сыпаться на Егора и дальше. Только подумает о том, где взять чистую женскую одежду для передачи в тюрьму, как навстречу идут монашки, у которых, конечно же, мигом находятся тюки, полные штанов и рубашек.

То, насколько профессионально сработало на этот раз российское консульство, твердо продекларировав: «Не важно, виноваты или нет – но наших гражданок мы из тюрьмы вызволим!» – можно тоже отнести к чуду, хотя в последнее время это, к счастью, становится правилом. Но самое главное чудо – это сам Егор, который, получив от Наташи короткое SMS «Мы в СИЗО», поднял на ноги абсолютно всех – МИД, администрацию Петербурга, юристов, и на все недвусмысленные вопросы о том, могла ли его девушка заниматься в Египте проституцией, жестко отвечал: «НЕТ!»

ЗАОЧНАЯ СТАВКА

И вот теперь мне предстоит сделать ему больно – показать в ноутбуке эротические фотографии его невесты, найденные на сайте одного из питерских эскорт-агентств, которые бродят по российскому Интернету ровно с того времени, как начался этот международный детектив. Егор спокоен: они с Карлосом уже ходили в интернет-кафе и убедились в том, что никакого египетского сайта с интимными снимками, указанного в материалах уголовного дела, в природе не существует.

До этого нашему питерскому корреспонденту Александру Ермакову свое мнение высказали компьютерные дизайнеры. Вот что они постановили: «По Руденко все ясно – плохой монтаж. Пропорции лица сильно разнятся. Фотошопом легко добиться внешнего сходства, но для подгонки антропометрических данных нужно сильно постараться. С Тречекас сложнее. Скорее всего, на эскортных фото – она. Есть небольшие внешние различия – форма носа, бровей, губ. Но, может, это специально делали для придания лицу обольстительности. А вот антропометрия практически совпадает с реальными снимками». Фотографии долго грузятся – Егор цепенеет: «Вроде не она. Но очень похожа… Ни белья такого у нее нет, ни сережек. А татуировка ее… Постойте! А где же два шрама? Либо эта фотография сделана давно, либо на ней не Наташа…» Наш питерский коллега не поленился переговорить и с владелицей эскорт-агентства Елизаветой. И вот что передал: «Слова она подбирала крайне осторожно: «Я действительно знаю Татьяну и Наталью, но они никогда у меня не работали. Перед отдыхом расспрашивали про Египет, я хорошо знаю страну, часто там бывала. Нам, леди, в России не хватает мужского внимания. Это нормально, что девушки едут за границу в поисках женихов. Татьяну, насколько я поняла, интересовали иностранцы, они щедры и обходительны. Но анкеты девушек я на своем сайте не размещала – видимо, его взломали. Кто? Танины враги. Этот компромат, появившийся в Интернете, – банальная месть». Получается, Наталье Руденко досталось за компанию с подругой?

ВОПРОС ДНЯ Почему наших туристов недолюбливают за границей? В последнее время все чаще возникают скандалы с притеснением российских туристов за рубежом

Константин КОСАЧЕВ, председатель Комитета Госдумы по международным делам: – Проблема, безусловно, есть. Но дело не в тех, кто к нам относится плохо, а в наших соотечественниках, которые ведут себя плохо. Любой гражданин, выезжая за рубеж, должен чувствовать за собой свою страну и ответственность. А наши люди, к сожалению, этого часто не понимают.

Ирина ТЮРИНА, пресс-секретарь Российского союза туриндустрии: – С чего вы взяли, что наших туристов недолюбливают? Это вранье. То, что российские туристы «сложные», – информация начала 90-х годов, когда «новые русские» вели себя на курортах по-хамски. Отношение к нашим туристам давно поменялось. Сами туристы тоже изменились. Они тратят очень много денег, занимая в этом если не первое, то точно второе место в мире. И потому желанные гости в любой стране.

Артем ТАРАСОВ, первый советский миллионер: – Наши любят кичиться капиталами и тратят деньги демонстративно. Мне как-то в Лондон позвонил один приятель и попросил заказать хороший номер в гостинице. Я нашел. Но когда он узнал, что номер стоит 800 фунтов стерлингов в сутки, начал страшно возмущаться: «Да чтобы я останавливался в таком номере! А за 3 тысячи номеров, что ли, нет?» И это, между прочим, был депутат Госдумы. А когда я встречался с одним из богатейших людей мира, Уорреном Баффетом, он мне рассказал, что уже 20 лет ездит на одном и том же «Опеле». А зачем, мол, менять, машина хорошая.

Кумар ПРАВИ, владелец турфирмы (Индия): – Русские – большие любители пошуметь и выпить. Это доставляет окружающим массу неприятностей. Плюс зачастую ваши туристы игнорируют предостережения и запреты и попадают в переплет. Полиция, несчастные случаи, разборки – все это большая головная боль.

Павел АСТАХОВ, адвокат: – К англичанам, немцам тоже относятся не очень хорошо. А мы, по-моему, сами себя недолюбливаем. Ведь только в русском языке есть поговорка «Хорошо там, где нас нет».

Андрей МАРГОЛИН, проректор Российской академии госслужбы при Президенте РФ: – Я сам неоднократно был свидетелем этого. Что думают о наших туристах за границей? Что они наворовали денег и теперь ведут себя по-хамски. Конечно, не все такие. Но 5 – 7 приличных туристов создадут гораздо меньший эффект, чем один неприличный. Выходки запоминаются, идут в тираж. Так и образуется негативный имидж.

Аркадий АРКАНОВ, сатирик-юморист: – Думаю, нелюбовь к нашим туристам может быть вызвана неумением себя вести, которое сам человек нередко оправдывает наличием большого количества денег.

Вениамин ГРУШЕЦКИЙ, генерал-майор: – После падения СССР россияне массово хлынули отдыхать за границу, зачастую не имея элементарных представлений об этикете и традициях страны отдыха. К тому же наш имидж сильно подпортили «новые русские». Они сорят дармовыми деньгами как конфетными фантиками. Это чаще всего вызывает большое презрение иностранцев.

Ольга, читательница сайта KP.RU: – Мне лично становится неловко, когда наши за границей начинают что-то объяснять по-русски. Хотя даже в арабских странах все активно осваивают иностранные языки. В том числе русский!) волей-неволей стекается вся курортная грязь.

Я в принципе и так догадываюсь почему – в блокноте уже живет парочка удивительных историй. Первая: муж утонул утром в Красном море, а жена в обед идет туда же купаться, дабы не пропадали оставшиеся от путевки дни… Вторая: улетая в Москву, плачет мальчик: «Я моря ни разу не видел!» Оказывается, его родители за неделю ни разу не вышли из гостиничного номера. Пили.

«Все русские такие?» – осторожно спрашивают египтяне. Старая интеллигенция, обучавшаяся в СССР и знающая, кто строил Асуанскую плотину и разминировал Суэцкий канал, конечно, помнит нас другими. А молодежь видит пену, которая выплескивается в Хургаде и Шарм-эль-Шейхе в виде беспросветного пьянства и деревенского понимания секс-революции.

В результате картина выглядит так: ТОЛЬКО НАШИМ туристкам египтяне могут крикнуть вслед что-нибудь сальное. Немок, итальянок и англичанок они почему-то не трогают.

– Есть отели, куда русским вход запрещен, – делится наблюдениями Валентина Пулкачева. – Я сказала одному руководителю туркомпании: «Русские девочки… Это же связано с Чеховым!» Он ответил: «Какой Чехов? Она бутылку виски выпивает за вечер!» Лично слышала, как муж говорит жене: «Пересади детей в бассейн, чтобы не утонули, и за следующей бутылкой сходи». Но если бы дело ограничивалось только алкоголем…

Представьте ситуацию: приезжают две подруги и отрываются так, что за 7 дней меняют по 7 партнеров и делятся впечатлениями с окружающими… И как после этого к нам относиться?

– Русские женщины себя не ценят, – продолжает тему Фатима Базиева. – Даже самые бедные египтянки подписывают брачный контракт и, прежде чем выходить замуж, идут в золотой магазин, причем со всей родней. И говорят: «Хочу!» Наших же можно купить за одну фразу про любовь – чем египтяне и пользуются. В здешнем обществе развита сословность – у них врач на медсестре никогда не женится. А наши женщины – учительницы, врачи, экономисты – выходят замуж за лодочников, официантов и грузчиков из супермаркета! Хотите историю в копилку? Кандидат исторических наук вышла замуж за человека уровня чуть выше мусорщика, причем пошла к нему второй женой – продала квартиру в Москве и теперь содержит всех его детей… А дело было так: она приехала в Луксор на экскурсию и услышала, выходя из автобуса: «Я такие прекрасные глаза искал всю жизнь!» Он выучил по-русски всего одну фразу, а ей этой фразы никто и никогда не говорил. И она кинулась в его объятия… В любви мы не видим полутонов, как и во всем прочем. Вы, кстати, догадываетесь о том, кто в Египте становится самыми истовыми мусульманками? Русские жены, конечно. Они не только надевают паранджу – они еще и один глаз закрывают! Идешь по городу, видишь – голубой глаз торчит – значит, точно наша… Так они понимают законы шариата.

ДРУГАЯ МОРАЛЬ

Даже не знаю, что и хуже: понимать эти законы шиворот-навыворот или совсем не знать. Лично мне хватило одного щипка от женской половины тюремной очереди для того, чтобы перестать смеяться над отдельными вагонами для мужчин и женщин в каирском метро. А до этого, например, я от чистого сердца приглашала Егора Махина и его друга Карлоса посидеть у себя в номере на балкончике с видом на Нил. «Нас арестуют всех троих!» – вытаращил глаза Карлос. Я не поверила и даже пыталась по этому поводу объясниться с администратором. Не представляю, что теперь написано в полиции нравов в моем досье?..

– Ну а что вы удивляетесь? – спросили меня соотечественницы в Центре российской науки и культуры. – Законы шариата – это основа египетского законодательства, пытаться изменить их бессмысленно. Если вы живете одна, то вы не можете пригласить мужчину в свою квартиру. Даже днем. Даже на чашку кофе. Даже мужчину-друга. А двоих мужчин – тем более. Если к хозяйке квартиры приходит сантехник, она должна вызвать консьержа и открыть настежь все двери – иначе соседи могут настрочить на нее донос. Кроме того, не забывайте, что чрезвычайного положения, введенного в Египте 28 лет назад, никто не отменял. Полицейский в любое время может войти к тебе в жилище и произвести обыск. Прелюбодеяние с возлюбленным, который не является мужем, тоже преступно! Хотя по шариату, чтобы кого-то обвинить в таком грехе, одних слов недостаточно – нужны четыре свидетеля. Как минимум женщины должны быть пойманы во время занятия сексом.

Но наши-то девушки во время ареста сексом не занимались! Они ногти красили!

– В принципе женщина, приехавшая в Каир и самостоятельно поселившаяся в отеле, с точки зрения египетской морали – уже повод для внимания полиции, – терпеливо объяснил переводчик российского консульства Надер Негм, свидетель всех скандально-сексуальных историй последних лет, в результате которых в египетских тюрьмах задержались сегодня 9 россиянок. Только в одном случае адвокату удалось доказать, что девушка, обнаруженная в чужом номере в 4 часа утра, оказалась там случайно – зашла, так сказать, на минутку, чтобы справить нужду. Но это стоило ОЧЕНЬ дорого.

– Полиция нравов отслеживает сутенеров и проституцию, просматривая интернет-сайты, – объяснил Надер. – Полицейские прекрасно знают, когда эти девушки приезжают и в каком поселяются отеле. Более того – сами под видом клиентов выходят с ними на связь.

– Разве это не называется провоцированием на действие?

– Но эти девушки рекламируют себя сами! Борьбу с проституцией в Египте рассматривают как дело государственной важности, поэтому к проституткам ни у кого нет сочувствия – это страна других нравов. Многие живут ниже нуля, но проституцией не занимаются.

Что в этой ситуации делать нашим туристкам, которых здесь априори подозревают в распущенности: во-первых, из-за сложившегося имиджа, а во-вторых, из-за манеры выставлять напоказ грудь и ноги (норма одного общества является нарушением норм другого)?

Запомнить, что Каир – не самое лучшее место для романтических свиданий и демонстрации хорошей фигуры. В Каир надо ехать на свидание с Историей, без которой картина мира не складывается в единую мозаику. Но и только.

ИЩИТЕ МУЖЧИНУ

Сидим с Татьяной Тречекас на лавочке в комнате свиданий. В нескольких метрах от нас маячат, обливаясь слезами, Егор Махин с Натальей Руденко. Пока эти девушки не выйдут из тюрьмы и не доберутся до Питера, невозможно будет разгадать главный ребус – как их эротические фотографии попали на египетский сайт? И кто и зачем выманил их в Каир?

– Вы когда-нибудь в подобной фотосессии участвовали? – спросила я в упор Татьяну Тречекас.

– Да. Четыре года назад меня попросил об этом любимый мужчина. Потом мы расстались, фотографии еще тогда попали в Интернет, я звонила разным провайдерам и ругалась. Наверное, этот мужчина мне таким образом отомстил.

– Зачем вы поехали в Каир?

– Собиралась встретиться с одним французом, с которым до этого переписывалась. Я разведена, у меня два взрослых сына – у одного проблемы с наркотиками, у другого – с алкоголем. Возила их в Москву лечиться. Бесполезно. Бороться за них больше нет сил… Хотела устроить личную жизнь и уехать во Францию. Отель в Каире нашла сама, по Интернету. 160 долларов в сутки за двоих – не очень дорого, ведь так? Пригласила с собой отдохнуть Наташу, которую знала как детского психолога – она занималась с моим приемным ребенком.

– Ну а с тем французом-то встретились?

– Нет, он куда-то потерялся. Не приехал и перестал отвечать на письма. Вместо него в бассейне появился другой француз. Он грязно ко мне пристал, я глупо пошутила: «Пять тысяч долларов – и обо всем забудем!» И все! Этого оказалось достаточно: через два дня к нам в номер вошли десять полицейских.

…Эту беседу я воспроизвожу по памяти – диктофон в тюрьму пронести невозможно. Верить этой версии или нет, пусть каждый решает сам.

ГЛУПОСТЬ ИЛИ МЕСТЬ?

Что-то не складывается. Допустим, некая недоброжелательница, на существование которой нам намекали в питерском эскорт-агентстве, решив отомстить, нашла эротические снимки Татьяны и взломала сайт. Возможно такое? Да запросто! Но потом ей пришлось взламывать еще и египетский сайт и звонить в полицию нравов? Слишком изысканно…

Предположим, девушки нам врут – и они действительно отправились в Каир на заработки. Но тогда у полиции, которая за ними следила почти 10 дней («Это была спецоперация! Лично мы ничего крамольного за ними не замечали», – подтвердил в разговоре персонал отеля), должен был быть собран компромат. А на столе у судьи – я видела это собственными глазами! – не было ничего, кроме пресловутых фотографий с сайта.

Кроме того, непонятна история с французом. Речь идет о конкретном человеке, который до этого приезжал в Петербург и совсем не походил на международного агента египетской разведки, который завел лямур с русской женщиной ради того, чтобы раздуть скандал. Можно предположить, конечно, что его переписка с Татьяной Тречекас попала в руки адвокатов его жены, с которой он, например, как раз разводился… Слишком похоже на теледетектив для домохозяек: адвокат должен был найти фотографии, договориться с египетским провайдером и опять же позвонить в полицию нравов… Сделать человека невъездным во Францию куда проще!

Почему рассудок отказывается соглашаться с той версией, которая вроде бы лежит на поверхности? Может быть, своей верой в любовь нас всех заразил Егор Махин. Но если в головах сразу нескольких человек живет хотя бы маленький росток сомнения – не стоит его губить. Надо дождаться освобождения Натальи, Татьяны и Юлии, задать им прямые вопросы, и только потом решать – кому предназначался этот урок: проституткам, охотницам за чужими мужьями или растяпам, не видящим разницы между Каиром и Питером?

СТРЕЛА И ЛЯГУШКА

Архимандрит Леонид (Представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Александрийском и всей Африки), который всех наших «заблудших овец» получает в наследство, регулярно навещая их в тюрьмах, тоже считает, что лучше помиловать виноватого, чем осудить невиновного.

– В последние годы эта тенденция имеет увеличивающийся вектор, – деликатно говорит он, имея в виду проституцию. – Под видом различных эскорт-агентств скрывается банальная торговля людьми. Наши туристы иной раз ведут себя непотребно – и это поведение проецируется на все наше славное Отечество. Мы сожалеем о каждом из этих людей и знаем, что основная масса наших людей не такая.

– Скажите правду – хоть одна осужденная за проституцию раскаялась?

– Я стараюсь с ними эту тему не обсуждать. Немаловажна здесь духовная тактичность. Но думаю, что те слезы, которые я вижу в их глазах, могут говорить больше, чем слова. Свобода – самое дорогое, что нам дал Господь, и пользоваться ей следует очень аккуратно – ее невозможно увидеть, когда она нас окружает, но отсутствие ее можно почувствовать, когда ее лишаешься. Вдвойне страшно, когда это происходит вдали от родной земли, где говорят на другом языке, а законы жизни подразумевают другую религию.

– Но, может быть, все наши соотечественницы попали в эти ситуации случайно? Ехали искать большую любовь, а вместо свадебного банкета оказались в тюремной столовой?

– Может, они и приехали искать счастья, но нашли не то. Счастье либо само тебя находит, либо ищут его не там и не таким образом. Прежде чем искать его на стороне и пускать стрелу, надо задуматься о том, в какую ты попадешь лягушку. Искать достойного супруга не грех, но продавать свое тело, помимо того что греховно, еще и уголовно наказуемо. У нас в стране есть статья за торговлю людьми, но не телом. А в странах Персидского залива за это полагается смертная казнь. Это серьезно, и нужно изначально адекватно понимать уровень собственной ответственности. Надеюсь, что дни и годы, проведенные здесь, навсегда останутся в их душах зарубкой – как память о том времени, которое страшно бездарно было проведено за границей своего Отечества.

Каир – Москва.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Я улетала из Каира с тяжелым сердцем. Дело даже не в том, что эти россиянки на неопределенное время зависли в египетской тюрьме. В другом: в том, что диагноз этой ситуации настолько банален, что можно заснуть от скуки, даже перечисляя все эти многочисленные «если бы», не говоря уж о том, чтобы их запомнить и выполнить.

Итак: если бы наши гражданки не погнались по миру за миражом в виде богатых иностранцев, которые откроют кошельки и мигом решат все проблемы, не польстились на сладкое слово «халява», не врали мамам и, прежде чем ехать, прочитали книжку про законы страны, в которой собираются отдыхать, – этой ситуации не случилось бы. Иными словами: если не хотите, чтобы вас считали идиотом, – не совершайте идиотских поступков.

Прошлое обязательно догонит – хоть в виде фотографий в прозрачной комбинации, хоть в виде мести бывшей подруги или любовника. Будущее надолго закроется («Как нам дальше жить?» – заплакали Татьяна, Наталья и Юлия, узнав, что во всех российских газетах названы их фамилии). Настоящее (Егор Махин, который, примчавшись в Каир спасать свою девушку, продемонстрировал всем пример настоящего благородства) может превратиться в прошлое, так и не став будущим…

Лежачих не бьют, это правило. Я не о тех злопыхателях, которые радуются на форумах тому, что Наталья, Татьяна и Юлия вляпались в эту историю. Степень их вины пока не может определить даже суд. Я о тех, кто, пользуясь чужой бедой, звонит матери Егора и вымогает деньги, сочиняя страшные истории о том, как его будто бы тоже посадили в тюрьму. Или приходит к больным родителям Юли Балакиной, которые и так по уши в долгах, и заставляют их собрать 45 тысяч рублей будто бы на взятку египетскому прокурору…


Календарь

Ноябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Последние записи