Юлия Латынина о структуре власти в России

Январь 31st, 2018

На этой неделе Евгений Чичваркин опубликовал очередное обращение к президенту, в котором наконец назвал поименно людей, которые, по его мнению, виновны в грабеже, учиненной компанией «Евросеть», а также в основном в случайных убийствах, сопровождавших этот грабеж.

Я довольно много комментировала уже дело Чичваркина, поэтому сегодня я хочу поговорить о другом обращении к президенту Медведеву, которое, насколько я понимаю, также осталось без ответа. Это обращение юриста Валерия Кулиша, который получил 12 лет за хищение имущества и долей в таких замечательных компаниях, которые назывались «Девелоперинвест», «КонсалтКапиталЭкспорт» и так далее.

Обращение Кулиша прозвучало почти месяц назад. Я очень долго хотела сказать, у меня практически не влезало, потому что всё время были какие-то более важные моменты. Наконец я поняла, что это вещь, о которой необходимо сказать. Это потрясающая история. Что говорит обвинение и что говорит суд? Что 30 с лишним летний юрист взял и украл здания и продал их нехорошо иностранцам, что он мошенник, который незаконно похитил имущество.

Теперь что говорят друзья Валерия Кулиша в многочисленных переписках со мной и что говорит юрист иностранцев г-н Карамзин Кантемир Феликсович. Они говорят в показаниях вкратце следующее. Что у Кулиша был начальник Алексей Душутин, что еще до своего назначения на государственную должность он был знаменит разными удивительными сделками с недвижимостью, в частности, там были дважды проданные акции ОАО «Металлист». Вот он был назначен начальником военной имущественной конторы ВСУМ.

В одной из своих бумаг Валерий Кулиш обращается к директору ФСКН Виктору Петровичу Иванову в связи с тем, что у гражданина Душутина есть ближайший друг, это Сергей Воробьев, помощник г-на Иванова. «Продолжительное время, – пишет Валерий Кулиш, – я был свидетелем того, как г-н Душутин полностью обворовал ОАО ВСУМ. Всё принадлежащее обществу имущество Душутин вывел на подставные ОАО». Кстати, есть подтверждение этим словам Кулиша, Счетная палата проверяла это.

Затем пишут мне друзья Кулиша, что Душутин кинул и «Росимущество», потеряв реестр своей конторы. Еще раз, я цитирую сейчас не то, что есть на самом деле, я цитирую то, что объясняют друзья Кулиша, я цитирую слова Кантемира Карамзина на допросе, который говорит, что реестр конторы, которую возглавлял г-н Душутин, был потерян или якобы потерян, и что «Росимущество» заявило, что он не отвечает на наши звонки и мы не знаем, куда выведены здания.

А потом Душутин продал здание своим знакомым иностранцам за 6 млн. евро. А потом продал эти же здания другому покупателю и потребовал от Кулиша расторгнуть сделку. Когда Кулиш отказался, Душутин сказал, что Кулиш – цитирую – «получит 10 лет лагерей, чтобы другим неповадно было». Еще говорят друзья Кулиша, что уже ни одни так иностранцы бегают, что уже бегает кинутый некто Медведков, ему здание продали, а потом оказалось, что в договоре адрес другой.

Вопрос – кто прав, Кулиш, маленький 30-летний юрист, который утверждает, что его посадили за 150 тысяч евро, или суд, который утверждает, что Кулиш похитил у ООО «Девелоперинвест» долю ООО «КонсалтКапиталЭкспорт»? Для ответа на это, на мой взгляд, достаточно задать себе два вопроса. Первое – а как вообще имущество Военно-строительного управления города Москвы (ВСУМ) оказалось на этих оффшорках, на этих кучках, с которых Кулиш их похищал. Как оно исчезло из самого ВСУМа? Как у ВСУМа пропал реестр? Это тоже сделал Валерий Кулиш? Тогда его надо судить и за пропажу реестра, и за похищение имущества у компании ВСУМ.

И второй очевидный вопрос, который я задала друзьям Валерия Кулиша. Вот они говорят, что иностранцы перевели шесть миллионов евро. Вопрос – на чьи счета они их перевели и где эти счета? Потому что ведь на чьи счета перевели, тот и похититель. Ответ был удивительный. В ходе обыска подлинники номеров счетов и всей этой переписки были изъяты следователями. А когда представители иностранцев на суде решили рассказать, как было, судья сказала, что эти показания не считаются важными, потому что у вас нет подлинников.

На мой взгляд, это совершенно потрясающее дело, к которому я еще вернусь, но это такое дело, которое показывает, что в сегодняшней России возможно всё. Т.е. либо юрист Валерий Кулиш страшный человек, который еще до своего знакомства со своим начальником Душутиным совершал за спиной Душутина страшные сделки, дважды продавал различное имущество, выводил акции целых государственных контор и терял их реестр, либо в России возможно всё. Либо ты оказываешься даже не в таком положении, когда ты что-то сделал и тебя за это посадили, а ты отказываешься в безвыходном положении, потому что от тебя требуют отказаться от твоей подписи. И если ты откажешься, то тебя сажают те же самые иностранцы.

И самое поразительное, что это обращение к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, который в течение 10 минут мог бы разобраться в сути процесса, которому бы, наверное, хватило 10 минут, чтобы составить себе представление, кто кого в этой истории кинул и кто имеет обыкновение продавать здания два раза. Но, к сожалению, нынешняя ситуация в России заключается в том, что если власти имущие тебя кинули, то если ты молчишь, ты еще можешь выжить. Если ты дал какие-то показания, то ты уже являешься не просто жертвой, а являешься преступником. Такова структура власти в России. Быть наверху – это возможность совершать преступления.

И меня поразило, что по каким-то, видимо, личным разборкам внутри власти было уделено очень большое внимание делу Веры Трифоновой, которая скончалась в СИЗО. У меня было ощущение, что это дело используется, для того чтобы свести какие-то счеты с начальниками ФСИН. А вот когда дела ненужные, типа дела Кулиша, тогда они не попадают в зону общественного внимания, тогда их президент не раскручивает.

Еще одна правоохранительная история, за которой общество внимательно следит, так же как и за делом Чичваркина, случилась на этой неделе. МВД пропищало, что мы завершаем дело по поводу аварии на Ленинском проспекте, где «Мерседес» вице-президента «ЛУКойла» Баркова убил двух женщин, Сидельникову и Александрину. Видимо, это было специально проброшено, чтобы посмотреть, какая реакция общества. Реакция общества плохая. Я надеюсь, что рэппер Noize MC не перестанет петь на эту тему, и что Антон Носик не перестанет в своих блогах писать на эту тему, и я, Юлия Латынина, не перестану писать и говорить на эту тему.

Несколько разъяснений того, что случилось на Ленинском проспекте, очень важных. Первое – есть четыре свидетеля этой аварии. Все они найдены в Федерации автомобилистов России. Два из них могут подтвердить только то, что «Мерседес» резко выезжал на резервную полосу (видимо, с заездом на встречку). Два видели непосредственно момент столкновения. Один говорить публично боится, потому что его запугали. Хотя не публично он говорит, что у «Ситроена» не было шансов, потому что «Мерседес» не просто выехал на разделительную, а затем на встречку, он очень резко рванул, он рванул со скоростью 30-40 километров в час. «Не было шансов», – это слова этого свидетеля, который, как я уже сказала, запуган.

Другой свидетель, несмотря на угрозы, дает показания, сбить его нельзя, он видел именно самый момент столкновения. Что еще самое важное? В Интернете был продемонстрирован фрагмент, единственная камера, на которой видно, как на разделительную полосу выезжает какая-то машина, а само место столкновения закрыто щитом. После этого раздались крики, что вы что-то странное нам показываете, потому что то, что выезжает, это не «Мерседес». Разъясняю. То, что выезжает, и то, что висит в Интернете, это действительно не «Мерседес» Баркова.

Это тот случай, когда люди, которые пытаются запудрить нам мозги, перехитрили сами себя. Это то самое место, тот самый день, та самая минута, но это на несколько секунд раньше. Это действительно другая машина выезжает на разделительную полосу. А нам предоставили эту пленку, видимо, затем, чтобы запутать нас, а еще больше – свидетелей. Потому что свидетелям показывают эту пленку и говорят: «А вот где твоя машина?» Потому что думают, что машины свидетеля в этот момент нет. Он говорит: «Что же вы мне показываете? Эта машина проехала раньше, это не этот «Мерседес». Вот этот «Мерседес». Т.е. те люди, которые показали нам пленку, хотели нас запутать, а на самом деле они изобличили свой умысел, изобличили то, что у них есть пленка с «Мерседесом» Баркова.

Третий, самый важный момент, он заключается в том, кто находился за рулем «Мерседеса» Баркова. Это можно установить двумя способами. Во-первых, по анализу ДНК крови на переднем сиденье, на водительском сидении, который почему-то пока, насколько мне известно, не дал результатов. Во-вторых, по данным телекамер. Барков выезжал из лукойловского поселка Внуково, там везде полно телекамер, они показали бы нам, кто был за рулем – Барков или его шофер.

Если эти данные уничтожены, если следствие отказывается производить анализ ДНК, вернее говорит, что это невозможно, то мы вправе (и я, в частности, вправе) считать, судя по характеру травм, что за рулем был сам вице-президент «ЛУКойла» Барков. Тем более что это подтверждается психологически. Почему «Мерседес» так рванул? Именно потому что там был начальник, да не просто начальник, а по безопасности. Он знал, что ему всё можно. Еще раз повторяю – судя по тому, что мы сейчас знаем об аварии, убийцей двух женщин является лично вице-президент «ЛУКойла» по безопасности г-н Барков.

Теперь еще маленькое дополнение ко всей этой страшной истории, такое смешное. Дело в том, что адвокат потерпевших, адвокат семьи Сидельниковой и Александриной господин Игорь Трунов, член-корреспондент Международной Академии энергоинформационных наук, действительный член Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка и академик Российской Академии естественных наук (вместе с Кадыровым и Гробовым), подал на меня в суд. Заседание должно состояться в понедельник. Оно, естественно, не состоится, потому что иск мне прислать забыли. Иск прислали в «Новую газету».

И теперь я на самом деле поняла, почему Игорь Леонидович Трунов, трижды академик, до сих пор не пришел к следователю Лагойко и почему он лично до сих пор не предъявил ордер и лично до сих пор не ознакомился с делом. Видимо, он был занят. Видимо, он подавал на меня в суд. Еще раз повторяю, я вчера беседовала со следователем Лагойко, который ведет это дело. Он мне подтвердил, что он до сих пор не видел Трунова и что Трунов ему до сих пор свой ордер не предъявил.

Возможно, эти дела ведут какие-то другие адвокаты, которые представляют контору Трунова. Я хочу обратить ваше внимание на то, что везде всё спрашивают у Трунова, и везде Трунов говорит по этому делу. Но почему-то Трунов не говорит того, что говорит Юлия Латынина. Трунов почему-то не говорит того, что говорит рэппер Noize MC. Трунов почему-то не говорит того, что говорит Антон Носик в своих блогах.

Что я могу сказать? Поскольку я не знаю, по какому поводу адвокат Трунов, трижды академик Трунов подал ко мне иск, я, естественно, на суде в понедельник не появлюсь, я сначала должна иск повидать. Я понимаю, что академику Трунову не дают покоя лавры депутаты Абельцева. Я их ему обещаю.

Я могу только гадать, что вызвало этот иск. Возможно, г-ну Трунову не понравилось, что я гораздо резче выражаюсь по поводу аварии на Ленинском проспекте. Возможно, трижды академику не понравилось, что я сказала, что после его самоотверженной защиты пострадавших в аквапарке, до сих пор мы не знаем, кто стоят за компанией, владевшей аквапарком, компанией ЕТС. Вот «Коммерсантъ» в свое время написал, что эту компанию кредитовала жена Лужкова г-жа Батурина и ее брат. Но дело дальше не продвинулось. Возможно, трижды академику не понравилось, что я сказала, что у нас не было расследования «Норд-Оста», а вместо этого мы все слышали только адвоката Трунова, и что пока Трунов защищал жертв «Норд-Оста», мы даже не знали их количество. Мы знали официальное число 129, а когда их посчитала Карина Москаленко, их получилось 179.

Напомню также, что самоотверженный адвокат Трунов проигрывал все иски до тех пор, пока молодой адвокат Венера Камалова не выиграла первый. Только после этого Трунов стал выигрывать иски. Может быть, Трунову не понравилось, что я напомнила слушателям о его прошлом. Напомню, что в ноябре 1995 года Трунов был приговорен Хорошевским судом Москвы к шести годам лишения свободы за мошенничество с приобретением квартир. Затем Мосгорсуд направил дело на новое рассмотрение и в 1998 году прекратил дело за отсутствием состава преступления.

После этого Трунов судился с «Коммерсантом», и в 1999 году Головинский суд обязал газету «Коммерсантъ» опровергнуть такие фразы в статье о Трунове, как «чиновник (имелся в виду Трунов) сперва предлагал клиентам обменять их жилье на меньшее с доплатой, но, приватизировав по доверенности квартиры, угрозами заставлял партнеров продавать их по госцене». Или такие фразы, как: «После смерти Серегина его родственники передали оперативникам предсмертную записку, в которой Серегин в случае своей смерти просил винить во всем страшного и жестокого человека Игоря Трунова».

Т.е. мы видим, что Игорь Трунов и против газеты «Коммерсантъ» имеет успешно выигранные иски. Посмотрим, что у нас будет с иском г-на Трунова. Для меня самое главное, что, во-первых, он не мой адвокат, и это уже плюс. А во-вторых, мне было бы страшно, если бы я продавала Трунову квартиры. А так человеку не дают покоя лавры депутата Абельцева. Простите, пожалуйста, что я заговорила немножко о личном. Но я думаю, что я имею на это право, тем более что это связано с одним из самых громких дел, которые сейчас происходят в России.


Календарь

Ноябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Последние записи